Как вырастить кластерную экономику из советского мировоззрения

Chief Investment Officer компании Innovations Development Platform
Военные стартапы: мифы и реальность сотрудничества с государством

Инновационный процесс – это поиск или создание механизмов решения определенной проблемы. Он возникает, когда мы понимаем, какую именно проблему хотим решить, но пока не знаем точно, как.

Наверное, все согласятся с тем, что Украина должна перейти к модели инновационной экономики (innovation driven economy). Это первоочередная потребность. Но с чего же начать?

Я считаю, что начинать следует с изменений в сфере образования, поскольку, на мой взгляд, с образованием у нас проблема. Современное образование – это прежде всего понимание базовых тенденций, взаимосвязей и процессов. Его основная функция – научить лучшим системам и методологиям по развитию той или иной отрасли, научить применению лучших мировых практик и дать понимание того, что информационная гибкость – это неотъемлемая составляющая процесса непрерывного обучения.

Я имею в виду углубленные знания, а не поверхностные, основанные на прочтении одной-двух книг. Знаете, как много людей разбираются теперь в экономике, прочитав «Сингапурское чудо» и «Стратегию голубого океана»?

Если мы продолжим пренебрегать ключевыми практиками, то уже в ближайшие 20 лет окажемся в худшей ситуации, чем сейчас.

Поэтому преждевременно говорить о механизмах адаптации, когда мы даже не понимаем, что происходит у нас под носом. Адаптация – это действие, а у нас пока доминирует бездействие в этом направлении. Да, бизнес что-то делает, но критической массы инициатив, необходимых для запуска процесса трансформации экономики, пока не хватает. Когда это произойдет, бизнес достучится до политикума, ведь игнорировать море новейших экономически-социальных факторов будет глупо. Только тогда у политикума возникнет неотложный вопрос «Что делать?».

В общем, это нормальный процесс для развивающихся стран. Существование внутренних и внешних факторов – здоровый стимул для развития страны. Но они требуют комплексной проработки.

Так, в Украине внутренним фактором стало постоянно растущее социальное недовольство. И не зря. Представитель программы развития ООН в Украине Нил Уокер в 2017 г. заявил о критически большой части нашего населения, которая живет за чертой бедности, – это 60%! В рейтинге счастливых стран Украина находится на 137 месте из 141 государства, между Туркменистаном и Йеменом.

Внешний фактор – это угроза со стороны соседа на востоке страны. Военный конфликт с Россией сыграл роль триггера развития, но окончательно этот фактор не стал решающим. Потенциал для укрепления национального сознания, который был в 2014 г., утрачен.

Основой для дальнейшего развития будет или внешняя угроза со стороны России, или социальный кризис, то есть внутренний фактор. Либо же инициатором и двигателем прогресса выступит украинский бизнес. Другие альтернативы человечество пока не придумало.

Ключевая методология системного развития инноваций – это кластерная модель, которая означает реализацию потенциала территорий, а не индустрий. Это возможность видеть и думать более глобально, оставив советские стандарты позади.

Сейчас мы мыслим такими понятиями, как «индустрия» или «сектор экономики». Но в современной среде границы стерты, секторов не существует. В эпоху глобализации важно иметь стратегический подход и конкурентные преимущества, которые основаны на ключевых компетенциях, важно мыслить логикой value chain. О секторах надо забыть как о пережитке прошлого.

Примеры такого подхода в Украине уже есть. Хотя их можно пересчитать по пальцам. Кое-где просматриваются отдельные попытки в Киеве, Львове, Харькове, Черновцах, Житомире и др. В Черновцах – это яблочный кластер, в Житомире – деревообрабатывающий, а в Киеве – Украинское агентство кластерного развития «КЛАСТ-УА». В стенах Киево-Могилянской бизнес-школы был создан проект по содействию развитию кластеров в Украине. То есть инициативы есть. Но 95% из них не выживает из-за недостатка критической массы единомышленников. К сожалению, наша среда пока не способствует инкубированию подобных инициатив. Роль двигателя здесь может выполнять или государство, или бизнес. Больше некому.

Если же говорить о развитии инновационной экосистемы, то она развивается довольно слабо. Как живые примеры можно вспомнить UNIT.City, UA.RPA, «Платформу развития инноваций» и отдельные инкубаторы, скажем, Reactor.ua и «1991». Я веду к тому, что экосистему развивать легче, чем кластерную экономику, но и она развивается медленно в нашем пространстве.

Не надо строить иллюзий относительно помощи Украине. Не надо ждать поддержки Европейского союза или еще кого-то. Состояние отечественной экономики – это следствие нашей безответственности и бездействия. Так что и спасать ситуацию должны мы сами.

С 2014 г. создано немало инициативных групп, агентств и офисов. Все функционируют и предлагают рабочие идеи. Но главного Проектного офиса по координации инновационных проектов, который бы согласовывал их работу, до сих пор не существует.

Я считаю, что для начала необходимо создать Проектный офис и на первом этапе его существования обязать заниматься только одним вопросом. Это разработка лучших международных практик и адаптация их к законодательной регулятивной сфере Украины, связанной с развитием инновационной деятельности. Также считаю нужным предоставить такому офису соответствующий статус на уровне Кабинета министров и Верховной рады.

Со всем остальным бизнес способен справиться самостоятельно.