Хьюстон, у нас проблема. Когда в Украине появится свой Брэнсон

Хьюстон, у нас проблема. Когда в Украине появится свой Брэнсон

Сейчас в Украине нет конкурентов Илону Маску и Ричарду Брэнсону. Ситуация может измениться, когда государство снимет ограничения для частного космоса.

Украина входит в десятку стран мира, которые могут построить космическую ракету без использования иностранных компонентов. Благодаря этому за страной еще с советских времен закрепился имидж «космической державы».

Сегодня предприятия космической отрасли не используют свой потенциал на полную силу. В разработке технологий для освоения космоса страна отстает от мировых лидеров — США, Китая, Японии, Европейского союза.

Как так получилось и что сегодня может дать толчок украинской космической отрасли, разбирался «Дом инноваций».

Украинцы в Тулузе и Гватемале

Большой надувной диск плавно поднимается в небо. Под «шапкой» диаметром 18 м — двухтонный груз, ракета. Она отправится в космос, как только конструкция достигнет высоты 20 км. Ракета стартует прямо из воздуха, после чего диск опускается вниз. Пилот на земле следит за траекторией полета, он посадит судно в нужном месте, не позволив ему просто упасть.

Пока это лишь идея. Но украинская команда Space Cossacks («Космические казаки») работает над ее реализацией — создает гибрид коптера и аэростата. «Мы хотим, чтобы он имел преимущества аэростата — не расходовал энергию на борьбу с притяжением земли и преимущества коптера — чтобы был легким в управлении», — рассказал «Дому инноваций» сооснователь Space Cossacks Дмитрий Хмара. Сейчас «Космические казаки» делают облегченную версию платформы, которая может поднять груз в несколько килограмм. Диаметр диска с гелием составляет всего 3,2 м. Сегодня платформа может конкурировать с обычными дронами: если дрон держится в воздухе полчаса-час, то платформа — в десятки раз дольше. Следующим этапом станет создание прототипа с грузоподъемностью 200–300 кг, а уже потом начнется работа над платформой, с которой будут запускаться ракеты.

Хьюстон, у нас проблема. Когда в Украине появится свой Брэнсон

Руководители проекта Space Cossacks Александр Лозинский (слева) и Дмитрий Хмара. Фото: Виктория Власенко

В мае этого года «Космические казаки» стали победителями национального этапа хакатона ActInSpace и представили Украину на европейском этапе в Тулузе (Франция). Уровень подготовки украинцев был высоким, но победа досталась команде из Австралии, которая предложила сделать сервис для мониторинга дронов. Сейчас уже есть аналогичный сервис для отслеживания самолетов по всему миру — это Flightradar24 шведской компании Travel Network. «Побеждают проекты, которые имеют глобальное влияние, а не только решают локальные задачи. Это вывод, который мы сделали», — говорит сооснователь Space Cossacks.

Хьюстон, у нас проблема. Когда в Украине появится свой Брэнсон

Space Cossacks презентуют свой проект на национальном этапе хакатонов ActInSpace. Фото: Наталья Коваль

Коммерческие перспективы проекта — это главное, на что обращают внимание в Европе. Как рассказал Дмитрий Хмара, больше всего баллов — 40% общей оценки — зависело от экономической составляющей проекта, 20% — от того, насколько проект инновационный, еще 20% — какое глобальное влияние он окажет и последние 20% — какое впечатление проект произвел на жюри.

Хотя Space Cossacks были единственной командой из Украины, соотечественники присутствовали в составе команд из других стран. По словам главного маркетолога и финансиста «Казаков» Татьяны Тимченко, команду из Гватемалы собрала украинка. Также украинцы были в командах из Польши.

Бизнес — не ругательство

«Образование позволяет нашим специалистам работать по всему миру», — уверен Дмитрий Хмара. Один только Национальный авиационный университет за все время подготовил 200 000 специалистов для 140 стран мира.

Ректор НАУ Владимир Исаенко уточняет, что теперь первоочередная задача — коммерциализировать украинские разработки и мотивировать молодежь. Первый шаг — это студенческое самоуправление, на которое в бюджете университета предусмотрено 750 000 грн в год. Также НАУ обещает поддерживать хакатоны и другие мероприятия для молодых предпринимателей.

В Украине есть «космические» стартапы, которые научились зарабатывать на своих идеях. Например, EOS Data Analytics, который пропускает космические снимки Земли через искусственный интеллект и в результате получает продукт, востребованный на мировом рынке. «Дом инноваций» рассказывал историю этого проекта. Но таких примеров единицы.

Украинские команды хорошо подготовлены с технической точки зрения. Но часто у них нет бизнес-видения

«По моим наблюдениям, в Украине достаточное количество идей, но не верьте, если вам скажут, что мы — страна стартапов», — говорит доцент НАУ Наталья Боротканич. Два года подряд она была в жюри национального отбора NASA Space App Challenge, а в этом году стала организатором хакатона ActInSpace в Киеве. Ее опыт показывает, что с технической точки зрения, в плане знаний и умений наши команды хорошо подготовлены. Но у них часто нет бизнес-видения. «На наши хакатоны приходили ученые, которые не могли ответить на вопрос, как они собираются зарабатывать на своих идеях. Они даже не думали, нужен ли кому-то их продукт», — констатирует Наталья. По ее мнению, в Украине слабо развит институт предпринимательства. Есть отдельные проекты, но не накопилась критическая масса людей, которые поддерживают культуру предпринимательства.

Хьюстон, у нас проблема. Когда в Украине появится свой Брэнсон

Организатор хакатона ActInSpace в Украине Наталья Боротканич. Фото: Наталья Коваль

Аналогичное впечатление сложилось у технического директора EOS Data Analytics Владимира Васильева, который был ментором и членом жюри на украинском этапе хакатона ActInSpace. «Бизнес-составляющая — это очень важно. В этом смысле у нас пока не все получается. Идеи есть, но они не совсем зрелые», — объясняет он.

С экономикой разобрались. Что дальше?

Кроме того, что у наших космических стартапов сложно с бизнесом, есть сложности и с первыми инвестициями. «Бывает, что у команды есть идея и есть инвесторы, готовые вкладывать деньги. Но на таких условиях, которые просто неприемлемы для первых инвестиций», — рассказывает Наталья Боротканич.

Украине нужны инвесторы, готовые вкладывать в масштабные космические проекты на разных стадиях. Системно инвестициями в украинский космос занимается только фонд Noosphere Ventures. Но его интересуют стартапы на стадии прототипа. В стартапы на стадии идеи не вкладывает никто. Поэтому даже хорошие идеи без финансового запаса часто не выживают.

Опыт Европейского космического агентства по созданию бизнес-инкубаторов может быть полезен Украине

«Я знаю команды, которые распадались, потому что вынуждены были ежедневно ходить на работу еще куда-то. Вроде есть идея, они хотят работать над своим продуктом, но не могут уделять этому достаточно времени. Потому что у них есть семья и потребность зарабатывать деньги. А вот если бы были деньги на первом этапе, все могло бы быть по-другому — они бы провели анализ рынка, доработали идею до стадии прототипа, и пошли на следующие раунды инвестиций», — считает Наталья Боротканич.

Европейское космическое агентство (ESA) создало сеть инкубаторов BIC (Business Incubation Centre) во всех странах-участницах, где команды учатся доводить свои идеи до ума и впоследствии могут получить финансирование. «Для своих стартапов ESA выступает своего рода бизнес-ангелом и на первом этапе дает командам небольшие суммы — $25 000 или $50 000. Это деньги на „попробовать“, попытать себя в бизнесе. В первом раунде никто еще не знает, „взлетит“ ли идея, нужно ли это кому-то. И, конечно, это высокие риски для инвестора», — говорит она.

Хьюстон, у нас проблема. Когда в Украине появится свой Брэнсон

Британский центр бизнес-инкубации ESA находится на територии исследовательского городка Гарвелл-кампус. Фото: ESA

По мнению Натальи Боротканич, это тот положительный опыт, который стоит перенимать и Украине.

Космическая монополия

Законно космической деятельностью в Украине может заниматься только государство. Речь о строительстве и запуске ракет, выводе спутников на орбиту — так называемой категории проектов upstream. В категории downstream, к которой относятся геолокационные и другие проекты, использующие космические данные на Земле, таких ограничений нет.

Если бы у нас появился свой Илон Маск или Ричард Брэнсон, который начал бы строить ракеты или космические корабли, его бы просто не пустили на рынок. Директор по развитию международного бизнеса космической компании Firefly Airspace Джон Иселла рассказывает, что это вообще нетипичная для мира ситуация. «В Украине действуют ограничения, которых нигде в мире больше нет. Мы надеемся, что в ближайшем будущем ситуация изменится», — говорит он.

Хьюстон, у нас проблема. Когда в Украине появится свой Брэнсон

Пионер космической промышленности США Джон Иселла. Фото предоставлено компанией Firefly Airspace

Для таких проектов, как Space Cossacks, которые хотят запускать ракеты, самое очевидное решение — делать это не в юрисдикции Украины. «Но есть надежда, что если будет больше интересных и уникальных проектов, то государство может пойти навстречу», — считает «космический казак» Дмитрий Хмара. По его словам, этот вопрос много раз обсуждался в среде аматоров-ракетчиков и даже были встречи с Государственным космическим агентством Украины.

Если украинский рынок откроется для частных компаний, то в страну могут зайти новые инвесторы, готовые вкладывать в масштабные космические проекты. А у стартапов появится больше возможностей для реализации своих идей.