«Мозг материален»: Ася Казанцева – о третьей книге и лекциях в Украине

0
64

Научная журналистка и нейробиолог Ася Казанцева рассказала «Дому инноваций» о новой книге и о том, каково это – заниматься популяризацией науки, не будучи ученым.

В январе Киев посетила Ася Казанцева, российская научная журналистка и нейробиолог, автор книг «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» и «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов». Первая из них в 2014 г. получила премию «Просветитель». Обе книги выпущены и на украинском языке издательством Vivat.

В Украине Ася Казанцева известна не только своими книгами, но и активной гражданской позицией: в 2014 г. она призывала своих подписчиков выходить на митинг против вторжения России в нашу страну и открыто осуждает политику российской власти в отношении Украины.

Нынешняя лекция журналистки о том, как работают память и обучение, собрала полный зал в коворкинге IZONE. «Я сбежала в Киев, чтобы не писать новую книгу», – отшучивалась она.

Тем не менее, третья книга уже готовится. О работе над ней Ася Казанцева рассказала «Дому инноваций». Кроме того, ответила на вопрос, как это – заниматься популяризацией науки, не будучи ученым.

«Мозок матеріальний»: Ася Казанцева – про третю книгу і лекції в Україні «Мозг материален»: Ася Казанцева – о третьей книге и лекциях в Украине

О профессии научного журналиста

Я занимаюсь научной журналистикой десять лет, с момента окончания биофака в 2008 г. Мне повезло прийти в эту область, когда она только-только начинала возрождаться после провала в девяностых. Именно с этим связана моя профессиональная успешность: я начинала тогда, когда научных журналистов было очень мало и спрос очень сильно превышал предложение.

С первых же дней было понятно, что научная журналистика – это лучшая профессия, какая у меня только могла бы быть

Ранний приход в профессию – это удачное стечение обстоятельств. Мой первый работодатель случайно нашел меня в ЖЖ, но с первых же дней было понятно, что научная журналистика – это лучшая профессия, какая у меня только могла бы быть. Современный британский философ Уильям Мак-Аскилл рекомендует при выборе профессии обращать внимание на четыре параметра:

1) насколько серьезна и важна проблема, решением которой вы думаете заняться;

2) насколько она заброшена, вынесена из сферы общественного внимания;

3) в какой степени она поддается воздействию, есть ли шанс внести заметный личный вклад в ее решение;

4) соответствует ли работа над этой проблемой вашим персональным склонностям и навыкам.

В моем случае научная журналистика оказалась идеальной по всем четырем критериям – и по сравнению с исследовательской работой, и по сравнению с любыми другими возможными профессиями.

Кто посещает научно-популярные лекции в Украине

В общем-то, в любой стране на научно-популярные лекции ходят очень приятные люди. Ядро аудитории – это молодые горожане с высшим образованием (обычно не связанным с биологией, поскольку им было бы скучно на научно-популярных лекциях, которые так или иначе крутятся вокруг базовых вещей).

Здорово, что жители Украины достаточно великодушны, чтобы ходить ко мне на лекции, несмотря на мое гражданство

Именно в Украине меня восхищает то, что я (почти) не чувствую на своей шкуре ненависти по национальному признаку, которую граждане России, в общем-то, заслужили. Здорово, что жители Украины достаточно великодушны, чтобы ходить ко мне на лекции, несмотря на мое гражданство.

Как популяризировать науку «извне»

В Украине популяризация науки развивалась не так, как в России. У нас (в России – Ред.) была инициатива сверху: существовал фонд «Династия», который основал Дмитрий Борисович Зимин, и этот фонд вкладывал серьезные деньги в развитие популяризации, пока на нее еще не было спроса в обществе.

Фонд переводил книжки, поддерживал сайты, учредил премию для российских авторов – и делал все это до тех пор, пока инициативу не подхватили другие организации, потому что уже появилась аудитория, постепенно привыкшая, что хороший научпоп существует и что это интересно. И до тех пор, пока действующая власть не объявила «Династию» иностранным агентом, что привело к закрытию фонда.

В Украине же, насколько я могу судить со стороны, первична инициатива снизу. Сами люди тратят собственное свободное время и деньги на то, чтобы объединяться в просветительские сообщества, такие как 15х4, организовывать лекции, способствовать изданию книжек. В любом случае, любое развитие научпопа – это процесс с положительной обратной связью: чем больше научпопа, тем больше аудитории, тем больше научпопа, тем больше аудитории и т. д. В Украине, как и в России, спрос велик и превышает предложение, то есть места для экстенсивного развития еще очень много.

Мозг материален

Рабочее название моей третьей книги – «Мозг материален». Она посвящена тому, как на наших глазах разрушается граница между психологией и нейробиологией.

Для любой нашей мысли, воспоминания, эмоции или решения существуют конкретные нейронные контуры, отвечающие за реализацию этого процесса. Во многих случаях их возможно найти, исследовать, повлиять на них, и это открывает удивительные перспективы, например, для лечения психических расстройств.

И вообще, знание современной нейробиологии полезно и в повседневной жизни, для того чтобы более разумно пользоваться собственным мозгом.

Підписуйтесь на наш канал у Telegram

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of