Научный комитет попытается «подтянуть» Кабмин

4
278
Научный комитет попытается «подтянуть» Кабмин Науковий комітет спробує «підтягнути» Кабмін Scientists try to “pull up grades” of the Cabinet of Ministers

Специально для «Дома инноваций» члены Нацсовета по вопросам науки и технологий рассказали о том, чего не хватает украинской науке и как научная экспертиза может повлиять на качество законопроектов.

У научного сообщества появилась возможность влиять на решения Кабмина. С 15 ноября все нормативно-правовые акты правительства должны проходить экспертизу Научного комитета Национального совета по вопросам науки и технологий, в который входит 24 научных деятеля. Соответствующие изменения в свой регламент внес Кабмин.

«Дом инноваций» узнал, как этот механизм работает на практике и сможет ли научная экспертиза повлиять на качество документов, выходящих из-под пера чиновников.

Научный подход

Как рассказал член Научного комитета, доктор физико-математических наук Алексей Колежук, сегодня множество нормативно-правовых актов в Украине противоречат друг другу и таким образом уменьшают эффективность научной работы. Именно поэтому нужна экспертиза из научной среды.

Научный комитет дает свои рекомендации о том, что нужно изменить в документе

На экспертизу попадают новые нормативно-правовые акты, касающиеся науки, в том числе законопроекты, которые проходят через Кабмин. Верховная Рада свои наработки с учеными по-прежнему не согласовывает. «Любой депутат может с голоса что угодно предложить, во время заседания оно будет принято без каких-то консультаций», – отмечает Алексей Колежук.

За полмесяца работы Научный комитет рассмотрел примерно полдесятка писем с законопроектами от Кабмина. По словам господина Колежука, в основном они пришли от Министерства образования и науки (МОН). Научный комитет обеспечил экспертизу и дал свои выводы по ним.

Будут ли эти выводы учтены, неизвестно. Ведь, оказывается, что требований относительно исполнения решений Научного комитета пока нет. «Наши рекомендации не являются обязательными. Мы их можем предоставить, но орган – разработчик законопроекта не обязан быть с ними согласным», – отмечает Алексей Колежук.

Помимо собственно предоставления рекомендаций у Научного комитета есть еще одна важная миссия: внести упорядоченность в работу министерств и помочь им прийти к общему знаменателю в отдельных законодательных актах.

«Одна из функций Национального совета – быть площадкой, где сходятся разные министерства, разные ведомства, далее их представители видят уже общую проблему и каким-то образом координируются», – поделился Алексей Колежук.

Это исключает доработку законопроектов министерствами по отдельности и дает комплексное решение вопросов. Такой подход также исключит ситуацию, в которой одно министерство разрабатывает проект соответственно своим проблемам, другое – другой.

Над чем работает Научный комитет

Научный комитет не занимается разработкой нормативно-правовых актов. «Единственным исключением, когда комитет сам разработал проект нормативно-правового акта, является разработка документа о Национальном фонде исследований (НФД) – она законом была возложена на Научный комитет, и это мы сделали, документ сейчас рассматривается в Кабмине», – рассказал Алексей Колежук.

Тем не менее, члены Научного комитета входят в рабочую группу при МОН. Соответственно, они могут участвовать в разработке документов и предлагать свои идеи министерству.

О некоторых из них рассказала член Научного комитета, доктор биологических наук Нана Войтенко.

Так, одна из идей – разработать положение об экспертизе научных учреждений, которая позволила бы разделить их по рейтингу. Как рассказывает госпожа Войтенко, уже есть проекты по этой части.

Научные учреждения, которые занимаются фундаментальными и прикладными исследованиями, хотят разбить на три группы.

Группа А. Лучшие, достойные получать повышенное финансирование из бюджета.

Группа Б. Научные учреждения, которые должны стремиться перейти в группу «А». Их будут финансировать на том же уровне, который существует сегодня.

Группа В. Низшая категория. Финансирование таких научных заведений должно уменьшаться, если они не повысят свою научную ценность.

Нана Войтенко считает, что можно создать специальные экспертные группы, которые и будут определять, к какой категории относится то или иное учреждение. Экспертная оценка будет учитывать количество публикаций или патентов, уровень и новизну исследований, другие наукометрические показатели. Это, по мнению ученой, позволит перераспределить средства между бюджетными организациями, и тот «балласт», который существует среди научных учреждений, сам по себе прекратит существование.

Вместе с тем, учреждения, которые покажут международный уровень, получат лучшее финансирование.

Подобную систему оценки можно ввести и для высших учебных заведений, но механизм еще обсуждают. Пока неясно, какой именно она будет и чем будет отличаться от системы оценки научных учреждений.

«Требовать в современных условиях от университетов уровня научных учреждений – несколько глупо, так как там сотрудникам нужно еще и преподавать», – объясняет Нана Войтенко.

По ее словам, в Европе и США существует такое понятие, как full-time equivalent (FTE) – это степень включенности сотрудника в проект. В ставку профессора в исследовательском университете за рубежом засчитывают как время, потраченное на преподавание, так и время, потраченное на научную работу. А у нас сегодня выходит так, что преподаватель для того, чтобы получать зарплату доцента или профессора, обязан «читать» огромное количество часов в год, и у него не остается времени на науку.

У нас преподаватель для того, чтобы получать зарплату доцента или профессора, обязан «читать» огромное количество часов в год, и у него не остается времени на науку

Также Научный комитет совместно с МОН разрабатывает категоризацию специализированных научных журналов – украинских и зарубежных, в которых публикуются научные деятели.

Согласно украинскому законодательству, публикации в научных журналах – одно из требований для защиты кандидатской или докторской. Но часто уровень научных изданий, требования к их редколлегиям и публикуемым статьям крайне низкие. Поэтому там публикуются недобросовестные ученые и потом защищают на этом основании диссертации.

По мнению Наны Войтенко, категоризация научных изданий в соответствии с их уровнем поможет решить эту проблему.

Как и в случае с научными учреждениями, Научный комитет предлагает три группы классификации изданий.

Группа А. Уважаемые издания (среди них немало и украинских), которые входят в признанные во всем мире базы Scopus и Web of Science, – они зарекомендовали себя как тщательно проверяющие публикации.

Группа Б. Журналы, которые входят в другие, чуть менее строгие международные базы. К членам редколлегий этих журналов должны быть предъявлены определенные требования: туда должны входить заслуженные ученые – украинские и зарубежные, которые будут следить за уровнем публикаций.

Группа В. Это либо журналы с очень низкими требованиями к публикациям, зачастую с отсутствием рецензирования, либо чисто коммерческие проекты, которые печатают все что угодно за деньги. Оставаясь в этой категории, со временем они исчезнут, так как публикации в таких изданиях не будут учитывать ни для оценки организации, ни для защиты диссертации, ни для получения степени. Предусмотрен переходный период (2 года) для возможности повышения уровня публикаций в таких журналах и их перехода в группу «Б».

«Конечно же, когда будут оцениваться научные организации, не в последнюю очередь будет учитываться, в каких журналах публикуются их сотрудники», – отмечает Нана Войтенко.

Вскоре более строгие требования предъявят и к диссертациям, так как сегодняшний уровень их написания мало соответствует международным требованиям.

«У нас, к сожалению, за последние несколько лет выросло их количество с понижением качества», – констатирует Нана Войтенко.

Научный комитет хочет выступить за то, чтобы все работы, на основе которых защищают диссертации, были опубликованы в международных журналах с профессиональным рецензированием – таким образом будет обеспечена их научная новизна.

Впрочем, как подчеркивает Алексей Колежук, Научный комитет не разрабатывает, а только советует. И сейчас продолжаются попытки убедить МОН, что нужно принять правила, описанные выше. «Но отнюдь не факт, что нас услышат», – предупреждает ученый.

Підписуйтесь на наш канал у Telegram

Отправить ответ

4 Комментарий на "Научный комитет попытается «подтянуть» Кабмин"

Notify of
avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
Валентин
Гость

Зачем это деление научных организаций на три группы, изначально ставящее их в неравные финансовые условия, которые в конечном итоге и определяют возможность занять ту или иную рейтинговую категорию (это coздает очень широкое поле для коррупции). Проще и справедливее провести экспертизу научных организаций и сразу вывести из бюджетного финансирования неэффективные и малоэффективные, сократив количество финансируемых организаций до приемлемых бюджетных возможностей. А прочим дать право на акционирование вместе со всеми материальными и нематериальными активами, которыми они располагают на данный момент – пусть борются за гранты и другие конкурентные возможности для выживания.

Игорь Булкин
Гость
Дело в том, что на самом деле неизвестно, сколько государство готово выделить денег (в госбюджете – лишь общие цифры), поэтому некоторые научные организации хотят иметь основание для предъявления требований – в частности, для битвы за дополнительные 500 млн. по НАН. Это не такая уж большая сумма – примерно четверть от объёма базового финансирования НАН. Вопрос в другом – а что делать с организациями, попавшими в третью группу? По идее их нужно насобирать достаточно много, чтобы перераспределить деньги первой группе. А, учитывая, что в первую наверняка войдут гиганты с большим персоналом (например, Институту электросварки требуется 100 млн. грн.), перераспределять будет неоткуда,… Read more »
Валентин
Гость

Абсолютно согласен с Игорем Булкиным. Описанная схема эффективно работает во всем цивилизованном мире и нам тоже нужно ее внедрять, возможно, через переходные формы финансирования. Но “бояре” в лубом случае будут отчаянно сопротивляться и бороться за свой гарантированный бюджет. Промежуточные варианты – это возможный компромисс с “боярами”.

Сергій Бублик
Гость

А, якже законодавчо встановлені “структурні підрозділи”, з яких, власне, й складається кожен Інститут. Чи, “основний суб’єкт наукової і науково-технічної діяльності”, тобто, ДОСЛІДНИК??? Все це несуттєво, коли за “фізичною” моделлю Наукового комітету (більшість членів Комітету мають відношення до Інститутів фізико-математичного та природничого профілів) обсяги фінансування науки в Україні знову відбуватимуться за сталим (не плутати із екологічно стійким) сценарієм: “кожен цвіркун (дослідник) повинен знати, де його … місце”! Або, щось забулося попереднє гасло: “Владу – КЛЮЧОВИМ лабораторіям!” Чи, може, я щось не второпав, та й нас вже геть усі КЛЮЧОВІ лаборатрії еволюціонували в ІНСТИТУТИ???