Плагиат, лженаука и «липовые» диссертации: чем больна украинская наука

4
4059

Ужесточение требований к научным работам, категоризация научных журналов, борьба с псевдоучеными – какими должны быть лекарства от болезней научного сообщества?

Недофинансирование, плагиат, бесконтрольная «раздача» научных степеней, буйное цветение псевдонауки, удручающее качество диссертаций – в украинской науке проблем хватает. Представители научного сообщества, Верховной Рады и «Дом инноваций» разбирались, как победить главные болезни одной из самых важных сфер для страны.

6 декабря состоялись инициированные «Домом инноваций» круглый стол и панельная дискуссия «Чужие среди своих: кто лишний в украинской науке?». Обсуждали положение дел и варианты выхода из сложившейся – довольно прискорбной – ситуации доктор физико-математических наук, заместитель главы научного комитета Национального совета по вопросам развития науки и технологий Алексей Колежук, кандидат биологических наук, редактор научно-популярного портала «Моя наука» Алексей Болдырев, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института математики НАНУ Ирина Егорченко и доктор биологических наук, член Научного комитета Нана Войтенко.

Плагиат, лженаука и «липовые» диссертации: чем больна украинская наукаВыступили также вице-президент Киевской школы экономики, бывший первый заместитель министра образования и науки Инна Совсун, вице-президент Ассоциации патентных поверенных Украины, управляющий партнер юридической компании «Боровик и партнеры» Петр Боровик, помощник-консультант первого заместителя главы Комитета ВРУ по вопросам науки и образования Елена Панич и доктор медицинских наук, врач-нейрохирург, сотрудник Института нейрохирургии им. А. П. Ромоданова Николай Гук.

Несмотря на настойчивые попытки «Дома инноваций» привлечь к обсуждению представителей Министерства образования и науки, а также КНУ им. Т. Шевченко, никто из них, увы, так и не нашел времени прийти на круглый стол. Как заметила Инна Совсун, возможно, они были заняты делами государственной важности. И напрасно – участники мероприятия вспоминали МОН довольно часто.

Не все те ученые, кто защитил диссертацию

За последние годы произошла деградация украинской научной среды в плане способности бороться со своими внутренними болезнями, считает заместитель главы научного комитета Алексей Колежук. Болезней этих много, и каждая из них, как и в живом организме, связана со всеми остальными.

Алексей Колежук
Алексей Колежук

Так, по словам ученого, в Украине каждый год в среднем защищают около 8 000 научных работ – 1 000 докторских и 7 000 кандидатских. Но качество многих из них весьма сомнительно.

«Сегодня стимулы для защиты научных работ – статус и доплаты за степень», – отметил Алексей Колежук. Многие защитившиеся в итоге превращаются в так называемых „диких ученых“ – то есть людей с ученой степенью, но по факту учеными не являющихся.

«Мы делаем карьеры в рамках восхождения по бюрократической лестнице замкнутой системы ученых степеней, которые в мире пренебрежительно называют local sciences», – отметил еще один спикер круглого стола – врач-нейрохирург Николай Гук.

Николай Гук
Николай Гук

Это комплексная проблема, и подтверждением тому служит другая серьезная «болезнь» – низкие требования к научным публикациям, которые являются основанием для защиты кандидатской или докторской. Доктор биологических наук Нана Войтенко уверена, что нужно ужесточить правила оценки научных журналов и требования к их редколлегиям. По ее словам, сегодня царит круговая порука – недобросовестные ученые публикуют «непонятно что непонятно где», а потом защищают на этом основании диссертации. И хотя их количество за последний год снизилось на 15% – до 4 500 кандидатских и 811 докторских, – качество работ по-прежнему оставляет желать лучшего.

«Журнал может считаться научным, только если таковым его считает научная общественность во всем мире, – заявила Нана Войтенко в ходе круглого стола. – Большинство украинских так называемых научных изданий в международные наукометрические базы данных Scopus и Web of Science не входит».

Нана Войтенко
Нана Войтенко

Что еще хуже, по словам госпожи Войтенко, большая часть условно научных отечественных редакций признает, что вместо того, чтобы заниматься серьезным рецензированием, они элементарно просят самих же авторов статей приносить рецензии. Тем не менее, публикация результатов исследований в отечественных журналах сегодня вполне годится для того, чтобы защитить на ее основании научную работу.

Кроме того, ориентация на локальные научные издания, по мнению Наны Войтенко, и вовсе может нанести серьезный вред. Всегда есть риск, что пока украинские ученые, добившиеся серьезных результатов, будут размещать публикации о своих исследованиях в украинских журналах, их опередят зарубежные коллеги, публикующиеся в авторитетных международных изданиях.

Воровать нехорошо

С публикациями научных работ связана еще одна опасная и очень неприятная «болезнь» – плагиат.

«Что говорить, если детей учат присваивать себе чужое еще с садика. Есть много случаев, когда воспитатель сам мастерит какие-то поделки за детей и говорит, чтобы они сказали родителям, будто это их работа», – возмущается кандидат физико-математических наук и известный борец с плагиатом Ирина Егорченко. Или же мастерицы хендмейда принимают заказы от школьников на выполнение домашних заданий по труду. То есть плагиат – это проблема на уровне всего общества.

Ирина Егорченко
Алексей Болдырев и Ирина Егорченко

Позиция государства относительно плагиата в научной сфере такова: его наличие должны определять не ученые, а юридическая экспертиза. По словам Ирины Егорченко, стоимость такой экспертизы часто неподъемная. Например, в случае со скандальной диссертацией Екатерины Кириленко, жены политика Вячеслава Кириленко, стоимость экспертизы должна составить 360 000 грн. «То есть государство делает все возможное, чтобы такая экспертиза не состоялась», – отмечает госпожа Егорченко.

Патентный поверенный Петр Боровик считает, что вопрос противодействия плагиату стоит не только в правовой плоскости.

Петр Боровик
Петр Боровик

«Очевидно, что использование норм закона об охране авторских прав снизит уровень плагиата. Но академический плагиат – это явление, которое не может быть прекращено только средствами права интеллектуальной собственности», – считает господин Боровик. По его мнению, чаще всего плагиат в научных работах – это обман государственных органов и общества в целом, а не нарушение авторских прав третьих лиц. Таким образом, научная среда должна выработать определенный иммунитет против такого явления.

Не совсем ученые

Еще одна болевая точка для любого добросовестного ученого – расцвет псевдонауки. В этом вопросе участники круглого стола «Дома инноваций» также проявили единодушие: псевдонаука может быть очень опасной и не имеет права на существование.

«Ученые не слишком толерантные люди. Они смотрят в первую очередь на качество аргументов, на то, насколько работы коллег отвечают научному методу», – подчеркнул кандидат биологических наук, редактор научно-популярного портала «Моя наука» Алексей Болдырев.

Алексей Болдырев
Алексей Болдырев

И хотя ученым, равно как и остальным людям, иногда свойственно ошибаться, некоторых из них «заносит» слишком сильно. Более того, бывают случаи, когда человек начинает «ошибаться» из каких-то вполне меркантильных соображений – ради денег, славы. Это явление очень неприятно большинству ученых, поскольку подменяет саму основу научного познания и подрывает доверие к тому, что делают коллеги.

«Псевдонаучные работы, теории и гипотезы обычно громкие, скандальные, их авторы претендуют на „прорывы в науке“, изменение всей парадигмы – мол, я тут придумал великое и значительное, а вы все до меня ошибались! И это обесценивает работу настоящих ученых, которая зачастую не так понятна широкой общественности, как громкие заявления шарлатанов от науки», – рассказывает Алексей Болдырев.

Хуже того – финансирование программ, в основе которых лежат псевдонаучные идеи, нередко лишает финансирования достойные и действительно важные исследования.

Как победить «темную» сторону науки

Универсального рецепта, как победить псевдонауку в Украине, у наших ученых нет. Но у научного комитета Нацсовета по вопросам науки и технологий есть несколько идей, которые могут сработать. Например, Нана Войтенко предлагает ввести категоризацию научных журналов, чтобы было понятно, в каких из них публикуют стоящие научные работы, а в каких – все, что присылают в редакцию. По ее мнению, также нужно на законодательном уровне ужесточить требования к диссертациям, изменить систему финансирования.

Плагиат, лженаука и «липовые» диссертации: чем больна украинская наука«Естественно, мы должны требовать повышения финансирования науки. Но финансирования не такого, как сейчас или в советские времена, когда денег было много и они „размазывались“, – а финансирования конкурсного, чтобы поддержать то, что действительно стоит поддержи», – говорит Нана Войтенко.

Алексей Колежук подчеркивает, что ученым нужна поддержка общественности и прессы. Чтобы каждый случай плагиата и псевдонауки получал максимальную огласку в СМИ и вызывал острую критику. «Необходима публичность, чтобы срабатывали репутационные факторы и в следующий раз никто не хотел становиться героем таких публикаций», – считает ученый. С ним соглашается и Алексей Болдырев: «Должно быть движение сообщества, нужно объединяться и давать сигналы в общество, что наука и ученые в Украине есть».

Инна Совсун
Инна Совсун

Поддерживает системный подход и Инна Совсун, по мнению которой решение проблем украинской науки не может исходить лишь с одной стороны. Должно быть и движение внутри научного сообщества, чтобы сами ученые были заинтересованы в серьезных изменениях. По ее опыту походов на заседания, где обсуждали реформирования науки, официальных представителей научных институтов обычно интересовали два вопроса: надо сохранить академию наук и пенсии для академиков. «К сожалению, таков сегодня уровень дискуссии», – рассказывает госпожа Совсун.

Также нужно больше понимания со стороны общественности и какие-то механизмы регулирования со стороны государства. «Общество должно понимать, что нельзя ожидать от украинских ученых, работающих в лабораториях с аппаратурой 60-х годов, выдающихся результатов», – уверена Инна Совсун.

«Возможно, это правильная политика – лишать ученых степеней за плагиат и вообще ужесточать условия. Но это все мы говорим о последствиях. А надо подумать о причинах», – считает Елена Панич. По ее мнению, одна из причин засилья плагиата и псевдонауки в Украине в том, как и кем воспитываются наши ученые.

Елена Панич
Елена Панич

«Когда у нас в высших учебных заведениях такие нормативы работы, что на проверку одного реферата преподавателю дается 15 мин, а для проверки курсовой работы – всего 3 ч, то кроме плагиата ничему научить невозможно», – объясняет госпожа Панич. Поэтому она предлагает пересмотреть рабочие нормативы, которые деструктивно влияют на качество украинской науки.

Впрочем, все эти меры могут оказаться неэффективными, если не будет политической воли. И это, пожалуй, главное. Сейчас у государства нет четкой позиции в отношении плагиата и псевдонауки, поэтому даже самые громкие случаи остаются безнаказанными. Подтверждает этот тезис и то, что приглашенные «Домом инноваций» представители Министерства образования и науки не нашли времени, чтобы прийти на круглый стол по такому важному вопросу.

Підписуйтесь на наш канал у Telegram

Отправить ответ

4 Комментарий на "Плагиат, лженаука и «липовые» диссертации: чем больна украинская наука"

Notify of
avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
Олександр
Гость

З плагіатом і неякісними дисертаціями все ясно – вони, начебто існують тому, що з ними слабо борються, отже треба суворіше! Але чому в Україні ніхто не зацікавлений писати якісні дисертації??? Може це головна проблема, а не репресії проти плагіату? Як добитися того, щоб готувалися якісні роботи? Репресіями, карою, тиском активістів і громадськості???

Игорь Булкин
Гость

Добитися вимогою, щоб особа, яка підготувала дисертацію до захисту, якнайменш протягом чотирьох років була або аспірантом, або працівником наукової установи! А то в спорті необхідно показувати результати, у мистецтві – бути широко відомим для публіки, а в науці – достатньо знайти кошти для оплати послуг літературного раба. Несправедливо!

Luba Kyjanovska
Гость
А мене болить інше: чому серед запрошених на зустріч вельми поважних науковців не було ні одного гуманітарія (я волію термін – гуманіста)? Бо те, що слушне для представників стислих і природничих дисциплін, не завжди однозначно координується з гуманістикою. В стислих науках – чим новіше, тим краще, прогрес має лінійну спрямованість. В гуманістиці цінності, сформовані певний час тому, можуть зберігати свою вартість ще дуже довгий час і становити об”єкт поважного наукового дослідження, тобто мають колоподібну структуру. В стислих науках дійсно міжнародні наукометричні часописи є необхідною платформою для апробації нових наукових ідей (хоча за деякими спостереженнями це теж не панацея, в світі… Read more »
Игорь Булкин
Гость
Люба, “копайте” глибше! Тут мова не тільки про реально існуючі особливості різних груп наук. До речі, “стислі і природничі” науки – що це таке? Чим стислі? Підкажіть, бо я не носій мови. Згідно класифікації існують природничі, технічні, соціальні та гуманітарні науки. Математичні науки відносяться до природничих. Продовжу: мова йде про підготовку до делегування права оцінювання зовнішнім науковим колам, бо вважається, що якісне внутрішнє оцінювання неможливе. І тут Ви праві (не люблю вислив “маєте рацію”): зовнішній світ не здатний сприйняти проблематику не тільки культурної спадщини, але й значну частину соціологічних та економічних пошуків. Наприклад, у світі в цілому населення збільшується, а… Read more »