Юлия Безвершенко: «Отделить науку от имитации»

0
1592
Безвершенко

Юлия Безвершенко рассказала «Дому инноваций» о реформе науки, новосозданном Научном комитете и его задачах, а также, когда ждать от нашей науки «прорывов».

«Украинскую науку необходимо реформировать!» Этот тезис разделяют и сами ученые, и чиновники, и налогоплательщики, за счет которых наука существует. Вот только понимают они реформы часто совсем по-разному. Среди «рецептов гарантированного успеха» предлагают и заменить руководителя НАН Украины, и взять курс на «полезные разработки» как главный продукт научной деятельности.

Но те, кто следит за событиями в научной сфере, знают, что реформы уже происходят. Хотя не так быстро и не так легко, как хотелось бы.

В частности, 30 мая был избран первый состав Научного комитета Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий. Создание этого нового органа предусматривает закон «О научной и научно-технической деятельности», принятый в конце 2015 года. Совет должен стать консультативно-совещательным органом при Правительстве и играть важную роль в построении отношений между наукой, властью и реальным сектором экономики.

О задачах Научного комитета, а также о ходе и перспективах реформы науки «Дом инноваций» поговорил с одним из архитекторов научной реформы, ученым-физиком Юлией Безвершенко.

Кто она

Юлия Безвершенко – кандидат физико-математических наук, младший научный сотрудник Института теоретической физики им. Н.Н. Боголюбова НАН Украины, старший преподаватель кафедры физико-математических наук Национального университета «Киево-Могилянская академия», заместитель председателя Совета молодых ученых НАН Украины, вице-президент ОО «Unia Scientifica», член рабочей группы по подготовке закона «О научной и научно-технической деятельности».

О составе Научного комитета

Первый состав Научного комитета меня обнадеживает. Значительную часть людей я знаю как ученых высокого уровня с международными связями, как людей, готовых работать ради лучшего будущего украинской науки.

Нужно понимать, что те решения, которые Кабмин будет принимать на основе рекомендаций Научного комитета, не всегда будут популярными. Поэтому очень важно, чтоб этот орган пользовался значительным доверием среди ученых. И в этом контексте, по моему мнению, Идентификационному комитету удалось избрать его состав согласно не только букве, но и духу закона.

О скорости реформ науки

Состав Научного комитета должен был быть утвержден еще в прошлом году. Задержка более чем на полгода свидетельствует о том, что Кабмин на данный момент не может быстро и эффективно внедрять те реформы, которые сам начал.

Так же было и при создании Идентификационного комитета. После того, как специальная конкурсная комиссия избрала его состав, Кабмину понадобилось несколько месяцев для его утверждения. Правительство объясняет задержку тем, что необходимо было проверить кандидатов на конфликт интересов, и долго не могли разобраться, как это делать. Но факт остается фактом – утверждение длилось слишком долго.

Первое заседание Идентификационный комитет провел в октябре прошлого года. Далее оперативно были наработаны необходимые документы. Но для объявления конкурса ему было нужно положение о Национальном совете по вопросам науки и технологий, чтоб потенциальные кандидаты в Нацсовет понимали, какие у них будут обязанности и полномочия. Так вот, Правительству ничего не мешало работать над этим положением, начиная с 16 января 2016 года (дата вступления в силу закона – ред.), но утвердил он его только в апреле текущего года. Опять промедления.

Теперь Кабмин должен утвердить список членов Научного комитета, а также сформировать и утвердить список членов Административного комитета. Возникает вопрос: сколько времени это займет? Раньше чем это произойдет, Нацсовет не сможет начать работу. А у него так много неотложных задач, что члены Научного комитета могут оказаться в условиях цейтнота, когда им скажут, что «вот список того, что вы должны сделать за несколько месяцев».

О самых первых задачах НацсоветаЮлия Безвершенко: «Отделить науку от имитации»

Одна из первоочередных и главных задач Научного комитета – создание Национального фонда исследований.

  1. Во-первых, он должен разработать положение о Фонде.
  2. Во-вторых, выступить Идентификационным комитетом для Научного совета Национального фонда исследований, то есть, члены Научного комитета Совет должны будут избрать членов Научного совета Фонда – его главного органа управления.
  3. Еще одна задача – разработка новой системы оценки результатов научной деятельности учреждений, поскольку действующая система государственной аттестации не выдерживает критики.

Далее, уже осенью Нацсовет должен заслушать и оценить отчеты главных распорядителей средств на науку (НАН Украины, отраслевые академии, министерства и т.д.) о состоянии использования средств на научную и научно-техническую деятельности, а также полученные результаты. После этого Нацсовет должен внести предложения в Госбюджет на 2018 год.

Также до конца года должна быть разработана национальная Дорожная карта Европейского исследовательского пространства. Это наконец-то позволит более эффективно использовать возможности, которые Украина имеет как ассоциированная страна в рамках программы «Горизонт 2020».

О рабочих группах

Очень важно, чтоб начал работать механизм рабочих групп Нацсовета. Дело в том, что 24 человека, делегированные научным сообществом в Нацсовет, просто физически не смогут выполнять все необходимые функции. Поэтому закон предусматривает создание рабочих групп по тем или иным направлениям, в которых будут привлекаться отечественные и международные эксперты. Это позволит запустить параллельные процессы для выполнения неотложных задач и максимально использовать экспертную способность научного сообщества. Проекты решений, разработанные рабочими группами, будут выноситься на рассмотрение Научного комитета, а дальше – при условии его одобрения – на рассмотрение Нацсовета.

О месте Национального фонда исследований

Сегодня финансирование науки в Украине устроено следующим образом. Существуют так называемые главные распорядители бюджетных средств на науку. Согласно законодательству, их около тридцати: НАН Украины, отраслевые академии наук, МОН, другие министерства, в подчинении которых есть научные учреждения и т.д. Национальный фонд исследований будет еще одним главным распорядителем средств на науку и так же, как и остальные, будет иметь свою строку в бюджете.

Финансирование науки бывает базовое и конкурсное (или проектное)

Базовое финансирование науки это то, что идет на содержание зданий, инфраструктуры, зарплату научных сотрудников – то есть, позволяет обеспечить постоянство и продолжительность исследований. Тогда как конкурсное финансирование науки выделяется под конкретную задачу. Так вот Фонд будет распределять средства именно на конкурсной основе.

Ликбез:

Национальный совет Украины по вопросам развития науки и технологий состоит из двух комитетов – Научного и Административного. В состав Научного комитета входит 24 ученых, имеющих выдающиеся научные достижения и безупречную репутацию. При этом, они не могут быть руководителями научных учреждений или высших учебных заведений и выполняют свою работу в Нацсовете на общественных началах. Персональной состав Научного комитета избирается специально созданным Идентификационным комитетом и утверждается Кабмином.

Кабмин также назначает состав Административного комитета. Он формируется из 24 представителей центральных органов исполнительной власти, занимающих должности не ниже заместителей руководителей, а также представителей НАН Украины и отраслевых академий наук – не ниже вице-президентов. Также, в его состав входят представители университетов, наукоемких предприятий и других структур, связанных с наукой.

О базовом финансировании

Иногда звучат предложения перевести всю науку на конкурсное финансирование, а от базового вовсе отказаться. Здесь много нюансов, но устоявшаяся мировая практика такова, что базовое финансирование есть всегда (хотя соотношение между базовым и проектным финансированием в разных странах может отличаться). Но когда я говорю, что базовое финансирование должно быть, это не значит, что оно должно быть для кого-либо, и даже не надо спрашивать, чем именно занимается эта организация. Должна заработать новая система государственной аттестации научных учреждений, которая поможет выяснить, какие учреждения показывают действительно хорошие результаты, а какие вообще имеют к науке лишь формальное отношение, или не занимаются ею на должном уровне. Любые реорганизации и оптимизация сети научных учреждений возможны только после серьезной работы по выявлению реального состояния вещей. Для этого необходимо провести независимую экспертизу с учетом лучших международных практик и при привлечении иностранных специалистов. Это требует значительных ресурсов – финансовых, человеческих и временных, но без этого мы не сможем сдвинуться с места. Причем в правильном направлении.

Об эффективности научной деятельности

Действующая система аттестации деятельности научных учреждений проводится по устаревшим методикам, и рассматривать ее всерьез для оценки эффективности того или иного института нельзя. Пока что единственной альтернативой старой системы является утвержденная в марте Методика оценки научных учреждений Национальной академии наук Украины. Для ее разработки был привлечен опыт немецкой Научной ассоциации имени Лейбница. А в начале июня ее утвердили как обязательную, и уже в этом году с ее помощью оценят первые 29 учреждений НАН. Эта методика предполагает, что оценку проводят экспертные группы, состоящие из людей, у которых нет конфликта интересов. Это очень серьезный опыт, он новый для Украины, и я знаю, что им уже заинтересовались коллеги из других отраслевых академий наук. Надеюсь, что он ляжет в основу новой системы государственной аттестации научных учреждений, которую должен разработать Национальный совет по вопросам науки и технологий и утвердить Кабмин.

Об оптимизации НАН

По результатам оценки научных учреждений по новой методике будут приниматься соответствующие организационные решения.

Вариант первый: в учреждении все прекрасно – настолько хорошо, что даже можно дать ему больше базового финансирования. Мы оставили такую ​​опцию, хотя, понятно, что увеличивать финансирование сегодня практически неоткуда. Второй вариант: в учреждении все прекрасно, оно должно получать такое финансирование, как оно получало. Третий вариант – с учреждением не все в порядке. Вместе с такой оценкой идет подробный рапорт о том, в чем именно заключаются проблемы. В таком случае учреждению дают несколько лет, чтоб их исправить, и, после этого, опять назначают проверку. Ну и самый худший вариант: в учреждении все плохо, учреждение нуждается в реорганизации или ликвидации.

Но в последнем случае все не так просто. Логично, что когда вы закрываете неэффективное учреждение, его финансирование нужно распределить между эффективными институтами, которые продолжают работать. Но пока у нас нет таких механизмов, способных обеспечить такую финансовую гибкость на должном уровне.

Вместе с тем, очевидно, что средства на науку в нашей стране ограничены, поэтому нужно аккуратно отделить науку от ее имитации, а высвободившиеся ресурсы направить на живое и стратегически важное. Это, в свою очередь, должно привести, в частности, к реорганизации структуры НАН. Надеюсь, что у руководства Академии хватит политической воли на соответствующие шаги.

Конечно, аналогичные процессы нужно запустить и в отраслевых академиях наук, в других государственных научных учреждениях для того, чтоб четко понимать, что на самом деле происходит. Только в этом случае может идти речь об оптимизации сети научных учреждений, о которой так часто говорят власть имущие.

О научных прорывах и инновациях

Что-то прорывное – научные результаты или наукоемкие инновации – не может возникать на ровном месте. Для того, чтоб они появились, мы должны обеспечить определенную температуру в этом термостате. Когда в науку будут приходить лучшие умы и оставаться в ней, когда люди увидят перспективы, получат доступ к наилучшей исследовательской инфраструктуре и смогут качественно сотрудничать на международном уровне, когда будет свобода научного творчества, тогда температура термостата будет высокой, и на этом высоком среднем фоне будут возникать пики – те самые «прорывы», о которых часто спрашивают наших ученых. А вопрос о полезных изобретениях должен адресоваться не только ученым, которые выживают в условиях тотального недофинансирования науки, толерантного отношения государства к псевдонауке и плагиату и откровенного пренебрежения к профессии ученого, но и каждой украинской власти, включая сегодняшнюю: что именно она сделала, чтоб эти изобретения появились?

Підписуйтесь на наш канал у Telegram