Секрет Yunasko: все дело в дизайне системы

0
521
Секрет Yunasko: все дело в дизайне системы
Как украинские ученые разработали лучшие в своем классе суперконденсаторы

На веб-сайте компании Yunasko страница «Наша команда» в первую очередь представляет ученых: директора по исследованиям и разработкам Юрия Малетина и его заместителя Наталью Стрижакову. И только после них – управляющих во главе с гендиректором Вадимом Уткиным.

Такой порядок логичен для компании, которая прежде всего конкурирует в сфере исследований и разработок. Причем успешно: Yunasko производит лучшие по удельной мощности суперконденсаторы и гибридные конденсаторы в мире. И ядро предприятия составляют именно ученые.

Несмотря на то что первым своим адресом Yunasko указывает лондонский, главные специалисты компании работают в Киеве, в здании Института сорбции и проблем эндоэкологии НАН Украины. Доктор химических наук Юрий Малетин возглавляет здесь отдел наноразмерных углеродных материалов, а Yunasko, в которой он сооснователь, арендует помещения недалеко от его кабинета.

R&D-директор охотно показывает, кто и как создает суперконденсаторы.

Что такое суперконденсаторы и гибридные конденсаторы

Суперконденсатор – это устройство, способное накапливать и отдавать электроэнергию. В отличие от аккумуляторов, которые «работают» электрохимическими реакциями, они «работают» поверхностью электрода. Поэтому у первых намного больше энергоемкость, зато вторые куда мощнее и быстрее. Суперконденсаторы очень быстро заряжаются и за доли секунды способны выдать заряд большой мощности. Впервые эти устройства появились в конце 1970-х гг., но с тех пор стали намного сильнее.

Суперконденсатори

Сейчас производители используют в них нанопористый уголь, поверхность которого достигает 1 500–2 000 м2 на один грамм материала, то есть почти половина футбольного поля в одном грамме. Емкости больших суперконденсаторов исчисляют уже тысячами фарад, хотя слово «большой» здесь относится скорее к емкости, чем к массе, – 3 000 фарад умещается в конденсаторе массой 0,5 кг.

Поэтому суперконденсаторы используют там, где нужны мощные пиковые нагрузки. Например, в электросварке, где требуется ток до нескольких тысяч ампер. Или в ветряных электростанциях, чтобы очень быстро изменить угол лопасти – иначе сильный порыв ветра может сломать винт.

У суперконденсаторов есть и другие преимущества над аккумуляторами. Они могут работать в широком температурном диапазоне: им не страшна жара и при –40 °C они заведут любой дизельный двигатель. Причем способны на подобное много раз – эти устройства гарантируют миллионы циклов «заряд – разряд».

А из-за такой высокой циклируемости суперконденсаторы отлично подходят там, где нужно постоянно что-то заряжать-разряжать. Например, в гибридных автомобилях в системах «стоп-старт» или при рекуперативном торможении, когда выделяемая кинетическая энергия преобразовывается в электрическую и сохраняется для дальнейшего использования.

А еще эти устройства безопасны: не перегреваются и не возгораются, чем часто грешат литий-ионные аккумуляторы.

Гибридные конденсаторы совмещают компоненты и, соответственно, свойства суперконденсаторов и аккумуляторов. У них больше энергоемкость, и они могут выдавать высокую мощность, пусть и несколько меньшую, чем суперконденсаторы. Зато заряжаются они за 2-3 мин, а по энергоемкости уже сопоставимы с аккумуляторами.

От «таблетки» до мирового признания

Как Yunasko смогла обойти мощнейших и известнейших мировых производителей суперконденсаторов? Все началось в конце 1980-х, когда Министерство электронной промышленности СССР поручило Юрию Малетину разобраться, как устроены и как работают японские «таблетки-батарейки» для компьютеров. Ученый с коллегами взялся. Это оказались конденсаторы. И они были нужны для того, чтобы, если вдруг напряжение в электросети падает, компьютер мог корректно завершить работу.

Юрий Малетин, директор по исследованиям и разработкам
Юрий Малетин, директор по исследованиям и разработкам

Команда Малетина участвовала в создании отечественного аналогичного устройства, занимаясь электролитом – компонентом для этого устройства. Так в СССР на Рязанском заводе металлокерамических изделий выпустили свои «таблетки-батарейки» – суперконденсаторы для наручных часов с солнечными элементами, а из Киева в Рязань поставляли электролит. Но после развала СССР производство прекратилось.

«О больших заработках мы тогда не думали – просто хотели изобрести лучшие устройства»

А вот Юрий Малетин с коллегами работу над суперконденсаторами не остановил. Они продолжали изучать свойства этих устройств и пытались их улучшить. Вместе ученые создали компанию и назвали ее «ЮНК-Бюро» – по именам основателей: Юрий, Наталья, Константин. «О больших заработках мы тогда не думали – просто хотели изобрести лучшие устройства, как многие ученые в своих сферах», – вспоминает главный ученый Yunasko.

Но и для исследований, и для жизни нужны были деньги. Для этого «ЮНК-Бюро» сотрудничало с различными западными проектами, которые тогда активно работали в Украине. Одним из них был Научно-технологический центр Украины (УНТЦ), спонсируемый США, Канадой и Евросоюзом. Эта организация давала ученым возможность работать и зарабатывать в гражданских сферах «у себя дома», и многие именно благодаря ей не соблазнились на приглашения помочь «оборонке» Ирана, Ирака либо иного государства.

Так в середине 1990-х «ЮНК-Бюро» сконструировало уже полностью свой суперконденсатор. Потому что в этой сфере сделать какой-то прорыв можно, занимаясь всей системой целиком, а не какой-то составной частью, объясняет химик. И компания ученых улучшала характеристики устройств. Пока не создала самый лучший по удельной мощности суперконденсатор. То есть такой, который при своих габаритах выдает самую большую мощность. В подтверждение тому Юрий Малетин предоставляет результаты исследований в разных независимых лабораториях – от американских институтов, до европейских автопроизводителей.

«Никто не может получить такие характеристики в суперконденсаторах, как мы. По многим показателям мы – чемпионы мира. Независимые испытания во многих лабораториях доказали это», – говорит ученый.

Хороший инвестор сам пришел

В чем секрет изобретения украинцев? Это не какие-то уникальные материалы, уверяет доктор Малетин: «Пока что лучшие результаты мы получаем с коммерчески доступными и сравнительно недорогими материалами». Все дело в дизайне электрохимической системы. «Мы провели очень много исследований, чтобы понять, что ограничивает возможности суперконденсаторов», – объясняет ученый.

Параллельно команда химиков участвовала в разных конференциях, проектах, измерениях. Использовали малейшую возможность, чтобы заявить о себе и своих продуктах, привлечь к себе внимание.

«Только идиот мог подписать соглашение с РОСНАНО»

Ученые пробовали привлечь и инвесторов. Одни предприниматели пытались, но не смогли коммерциализировать изобретения «ЮНК-Бюро», от других украинцы отказались сами. «Это была РОСНАНО, – рассказывает Юрий Малетин. – В 2009 г. мы пытались создать с ними совместный проект. Для этого мы прошли все этапы подготовки проекта, экспертизы, научно-технический совет инвесткомпании, обошли российских конкурентов… Но РОСНАНО предложила такие условия сотрудничества, что лишь идиот мог подписать соглашение с ними – по нему мы за полгода-год могли все отдать в Москву и остаться ни с чем».

И все же инвесторов интересовали разработки химиков. В том же году к Юрию Малетину обратились менеджеры из инвестфонда Dekarta Capital. Они искали, в какой бы интересный бизнес вложить деньги, и попросили рассказать о разработках суперконденсаторов. В следующем году стороны создали акционерное общество.

Международные опыты

АО получило название Yunasko и лондонскую прописку. «Там более прозрачные законы: как экономические, так и по защите интеллектуальных прав. Но там по сути юридический адрес и секретарский офис. Сам я там ни разу не был», – признается сооснователь предприятия.

У Yunasko две дочерние компании: одна – в Украине, другая – в Латвии. «Мы пытались организовать производство в технопарке под Ригой, где уже были подготовлены помещения. Но нужны были средства, чтобы поставить там оборудование», – рассказывает Юрий Малетин. По его словам, Латвия для производства тем хороша, что это уже Евросоюз, а значит, проще и быстрее выходить на его рынки, получать доверие инвесторов и партнеров. При этом в ней не так дорого, как в Германии или Франции.

Вадим Уткин, генеральный директор
Вадим Уткин, генеральный директор

В 2011 г. основатели Yunasko пригласили к себе гендиректором Вадима Уткина – выпускника КПИ по специальности «оптоэлектронные лазерные приборы». Он долго занимался автоматизацией производства, а позже получил степень МВА в Киево-Могилянской бизнес-школе. В нем основатели Yunasko увидели того, кто сможет коммерциализировать разработки ученых. И у отечественных суперконденсаторов началось новое развитие.

«Большую часть заработков нам приносит американский заказчик, для которого мы делаем самые мощные суперконденсаторы»

На полученные от Dekarta Capital средства Yunasko построила опытное производство. Это в Киеве у нее лаборатория, где ученые исследуют и создают новые системы, но реальные устройства компания собирает в Хмельницком. Именно там когда-то было НПО «Катион», которое в СССР выпускало различные конденсаторы и начинало заниматься суперконденсаторами. И там остались специалисты, которые хорошо разбираются в этих устройствах, – с ними Малетин был знаком еще с конца 1980-х. Они же и помогли организовать опытное производство, то есть ручную сборку, – из полусотни сотрудников Yunasko 30 работают именно здесь. Отсюда в разные уголки мира ежегодно отправляются десятки и сотни устройств электроемкостью от 200 до 3 500 фарад.

Компания пробовала наладить более масштабный выпуск – в КНР лицензировала и почти построила производственную линию. Там завод был нужен для гибридных автобусов, которые местные муниципалитеты охотно закупали, потому что для этого государство выдавало хорошие субсидии. Но в один день Компартия Китая решила поддерживать производителей электроавтобусов, и спрос на суперконденсаторы резко упал. Поэтому пока что Yunasko свое китайское производство заморозила.

«Зато у нас появились заказчики в Европе и США. Большую часть заработков нам приносит американский заказчик, для которого мы делаем самые мощные суперконденсаторы», – говорит гендиректор Вадим Уткин.

Ставка на расширение

Сейчас Yunasko в точке безубыточности, но дальше успех зависит от того, как она сможет масштабировать производство. «Наше опытное производство в Хмельницком позволяет сделать небольшие экспериментальные партии, но себестоимость такого продукта высокая. Чтобы снизить ее, нужно нарастить выпуск, а для этого требуется автоматическая линия. То есть нужно вкладывать средства, нужен инвестор», – объясняет Вадим Уткин. «Увы, у нас родовая травма: мы не в Евросоюзе. Инвесторы боятся вкладывать в Украину – тут высокий риск потерять деньги из-за реприватизации или еще чего-то», – дополняет его R&D-директор.

И все же Yunasko снова не сидит сложа руки. Компания ищет партнеров, участвует в международных конференциях. «Мы начали сотрудничать с нашими оборонщиками, вошли в Ассоциацию производителей вооружения и военной техники Украины», – говорит Юрий Малетин. Правда, чем именно здесь занимается Yunasko, не уточняет.

Мировой рынок суперконденсаторов составляет от $200 млн до $500 млн, в то время как объем рынка аккумуляторов приближается к $100 млрд

Развитие компании зависит от того, как будет развиваться рынок суперконденсаторов. А он растет медленно. После того как Китай отменил субсидии на гибридные автобусы, то даже просел. По оценкам разных экспертов, мировой рынок суперконденсаторов составляет от $200 млн до $500 млн, в то время как объем рынка аккумуляторов приближается к $100 млрд.

Но рынок суперконденсаторов все равно продолжает развиваться – изобретатели находят им все новые сферы применений. Например, в авиастроении – для систем аварийного открывания дверей. Ведь суперконденсаторы безопасны и вечны: поставил и забыл, пока не понадобится. Японцы используют суперконденсаторы в подъемных кранах – при рекуперации энергии. Когда кран поднимает большой груз, ему нужно отдать большую мощность. Но когда кран опускает груз, то он подзаряжает суперконденсатор. Американцы вооружают армию рельсотронами, для которых также нужны устройства, быстро выдающие большие импульсы энергии. Поэтому Yunasko смотрит в будущее с оптимизмом. Тем более что репутацию инновационной компания за собой надежно закрепила.

Юрий Малетин, директор по исследованиям и разработкам

В наукоемких компаниях взаимодействие ученых и менеджмента – это всегда взаимообразование. Ведь менеджер может не всегда понимать физическую суть продукта. С другой стороны, изобретатели могут придумать сверхоригинальное устройство, но без малейшего понимания, кто его захочет купить.

В ожидании инвесторов не сидите сложа руки. Мы всегда искали проекты, где могли развить наш продукт. Находили и принимали в них участие. И так мы создали лучшее, что было в наших силах.

Мы всегда старались заявить о себе: участвовали в независимых тестированиях, выступали на конференциях. Благодаря этому о нас знали. И благодаря этому к нам пришли инвесторы. И сейчас мы участвуем в трех-четырех международных конференциях в год – там, где могут быть наши потенциальные партнеры.

Если ваш продукт в чем-то лучше, дайте этому подтверждение. Лучше, если оно будет от независимых экспертов.

Если у вас замечательная идея, и в нее готов вкладывать грамотный инвестор, то в распределении долей не надо быть жадными. В предприятии важно не количество акций, а стоимость каждой акции. Да и мало-мальски грамотный инвестор заинтересован, чтобы ученые и изобретатели имели хорошую мотивацию с ним работать.

Вадим Уткин, генеральный директор

Вадим Уткін, генеральний директор

В технологичной компании должны быть инженер и проныра – тот, кто любит и умеет продавать. У Yunasko такой проныра – это я.

В Украине очень много хороших ученых, но с business development большая проблема. Где искать людей, способных заработать на изобретениях? Точно не среди ученых и изобретателей – те сильно привязываются к своим открытиям и идеям. С одной стороны – это проблема. С другой стороны – так и должно быть, ученый должен гореть своей темой.

В нашей стране в стартаперском движении только начинают появляться такие люди. Они гораздо лучше умеют продавать инновации.

 

Підписуйтесь на наш канал у Telegram

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here