Запретный лист: почему изучать каннабиноиды сложно

Запретный лист: почему изучать каннабиноиды сложно

Почему каннабиноиды изучать нужно и почему это невозможно в Украине, зато вполне законно в Объединенных Арабских Эмиратах.

Каждый год 26 марта по всему миру проходят мероприятия, призванные привлечь внимание к эпилепсии. Этот день называют также Фиолетовым днем.

По данным ВОЗ, эпилепсия – одно из самых распространенных неврологических заболеваний. По разным оценкам, от него страдают от 4 до 14 человек на 1 000 населения.

Больные эпилепсией могут сталкиваться с дискриминацией либо предвзятым отношением. Например, по данным ВОЗ, в Индии и Китае это заболевание часто становится причиной запрещения или аннулирования браков. А в США до 70-х годов прошлого века людей, страдающих от эпилепсии, на законных основаниях могли не пустить в рестораны, театры или другие общественные места.

Существуют различные подходы к лечению этого заболевания, но, по данным ВОЗ, эпилепсия поддается терапии только приблизительно в 70% случаев.

Считается, что один из перспективных подходов к лечению эпилепсии может быть связан с применением каннабиноидов. Именно об этом шла речь на мероприятии, прошедшем 26 марта в рамках Фиолетового дня в Институте физиологии им. А. А. Богомольца НАНУ. Его организатором выступила компания Fundamental Production, которая продемонстрировала свой социальный ролик, посвященный каннабидиолу (один из каннабиноидов). Участие в мероприятии также принимал Дмитрий Исаев, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Института физиологии, который специализируется на изучении механизмов развития эпилепсии.

По завершении мероприятия «Дом инноваций» расспросил Дмитрия Сергеевича о том, что такое эпилепсия, чем могут быть полезны в медицинском плане каннабиноиды и почему ученые не могут их исследовать в Украине, зато могут это делать в других странах.

Запретный лист: почему изучать каннабиноиды сложно Заборонений листок: чому вивчати канабіноїди складно– Вы упомянули, что около 1% населения Украины, как и в среднем по миру, страдает от эпилепсии. Какое лечение с точки зрения медицинской науки получают эти люди, насколько оно эффективно и какие у него недостатки?

– К сожалению, на данный момент не существует лекарств от эпилепсии, есть препараты, которые снимают приступы, и благодаря им люди могут жить без приступов. А сама эпилепсия пока неизлечима, кроме возможных хирургических операций, но они не всегда доступны. Лекарства от эпилептических приступов делятся на разные классы, но все они – седативные препараты, то есть снижают активность нервной системы. Все они имеют некие побочные эффекты, и часто это довольно сильные побочные эффекты. Особенно они опасны при лечении детской эпилепсии, поскольку ребенок должен запоминать много информации, а лекарства этому мешают, впрочем, как и сама эпилепсия мешает. Поэтому дети с эпилепсией часто могут отставать в интеллектуальном развитии.

– Это препараты, которые человек в Украине может приобрести при наличии рецепта?

– Да. Это выписывает невролог или психиатр.

– Если говорить в самых простых выражениях: что происходит в мозгу человека при эпилепсии?

– Если в самых простых, то представьте, что в вашем компьютере запустились все программы одновременно – вы увидите, что компьютер «завис». То же самое случается и в мозге при генеральной эпилепсии.

– А если немного более физиологично?

– Мозг – это 100 млрд нейронов, и каждое наше действие обусловлено тем, что работают те или иные цепи нейронов. Если все цепи возбудились одновременно, то мы не можем вычленить информацию из всего этого потока и наступает белый шум. Поэтому люди во время эпилептического приступа не чувствуют ни боли, ни времени. Они просто отсутствуют в этом мире.

Люди во время эпилептического приступа не чувствуют ни боли, ни времени. Они просто отсутствуют в этом мире

– Что такое каннабиноиды, и как они связаны с эпилепсией?

– Каннабиноиды – это класс веществ, впервые найденных в конопле. Изначально был обнаружен ТГК (THC, тетрагидроканнабинол. – Ред.) – это психоактивный каннабиноид, который обладает способностью связываться с каннабиноидными рецепторами в нашем организме. Эти рецепторы бывают двух классов: одни – в нервной системе, другие – в иммунной. Связываясь с этими рецепторами, каннабиноиды влияют на их работу.

Надо сказать, что каннабиноидная система отличается от других систем по ряду параметров и поэтому привыкание к каннабиноидам вырабатывается довольно сложно. Оно возникает реже, чем, например, привыкание к кофе. Из-за нехватки ресурсов для исследования во всем мире каннабиноиды являются одними из наименее изученных средств, которые потенциально можно применять в медицине.

– Они где-то применяются в медицинской практике или нигде не применяются – просто есть какие-то научные результаты, указывающие на то, что их можно применять?

– Применяются в некоторых штатах Америки, но синтетические каннабиноиды. Это такие же каннабиноиды, но полученные не из растений, а в результате химических реакций.

– Время от времени мы читаем или слышим, что в той или иной стране разрешили употребление каннабиса в медицинских целях. Что обычно подразумевается в таких случаях?

– Могу рассказать на примере США. Утверждается список заболеваний, который может отличаться в зависимости от штата. Обычно туда входят эпилепсия, рак, бессонница – несколько десятков пунктов. Если у человека есть заболевание из этого списка, он может обратиться к врачу, и тот выпишет ему положенную на месяц дозу каннабиноида. Там есть разные формы – жидкость, специальный пластырь, можно курить.

– Чем эта ситуация отличается от легализованных синтетических каннабиноидов, о которых вы упомянули перед этим?

– В последнем случае применение каннабиноидов – это как бы дополнительная медицинская услуга. Доктор не прописывает каннабис, а разрешает его употреблять пациенту, если тот хочет попробовать и закон позволяет ему это сделать.

– Каннабиноид – это наркотик или не наркотик?

– Само слово «наркотик» – это не научно, такую классификацию придумало государство. Я могу ответить сравнительно: если кофе не наркотик, то каннабиноиды – точно не наркотик. Если чай – наркотик, то каннабиноид – тоже наркотик.

Каннабиноиды могут сократить потребление опиатов, потому что они обладают обезболивающим действием

– В каких еще направлениях, кроме лечения эпилепсии, потенциально можно использовать каннабиноиды?

– Каннабиноиды могут сократить потребление опиатов, потому что они обладают обезболивающим действием. Есть такое страшнейшее психическое заболевание – анорексия, когда люди умирают от того, что они отказываются есть. Так вот, единственное известное сейчас лекарство при таком состоянии – ТГК. Кроме того, каннабиноиды могут быть эффективны при посттравматическом синдроме, различных заболеваниях иммунной системы, а также имеют потенциал в лечении рака.

– Как в Украине регламентируют исследования, связанные с каннабиноидами? Проводят ли такие исследования вообще или нет?

– Их невозможно проводить в Украине. То есть конституционно это можно, но согласно порядку. А такого порядка не существует.

– А кто должен создать такой порядок?

– Порядок должна создать Гослекслужба (Государственная служба Украины по лекарственным средствам и контролю за наркотиками. – Ред.), но по запросу Кабинета Министров. Сам порядок уже написан, НАН Украины, МОН, МОЗ и НАМН полностью его поддерживают и просят Кабмин ускорить этот процесс. Мы ходим по кабинетам уже десять лет, но вопрос все так и не решен.

Мы ходим по кабинетам уже десять лет, но вопрос все так и не решен

– Сколько исследователей в Украине работают в этой области?

– Во всем мире есть 17 000 научных работ по каннабиноидам…

– Это мало или много?

– Это очень мало. Из них украинских авторов меньше 20 человек, включая три мои работы, сделанные за рубежом.

– А остальные работы в Украине кто сделал?

– Есть Институт лубяных культур, они занимаются выращиванием технической конопли. У них цель – убрать каннабиноид из конопли, что хорошо для промышленности, но не имеет никакой ценности для медицины.

– В других странах ученые без проблем исследуют каннабиноиды?

– Да, разве что за исключением постсоветских стран. Я делал эти исследования в Арабских Эмиратах, где за любой наркотик полагается смертная казнь – и тем не менее у них разрешены такие исследования.

– Почему каннабиноиды во всем мире исследуются (хотя и недостаточно, как вы утверждаете), но крайне мало используются в медицинской практике?

– История каннабиса и человека – большая, она насчитывает тысячи лет. Каннабис применяли еще в Древнем Китае. В 30-х годах прошлого века началась борьба с коноплей и завершилась тем, что в 1961 г. ООН пришла к заключению, что каннабиноиды – это опасные наркотики, которые не имеют и никогда не будут иметь медицинского применения. И только через 20 лет были найдены рецепторы в организме, с которыми взаимодействуют каннабиноиды. Но мы до сих пор живем по этому «закону» 1961 г. ООН пытается пересмотреть свою позицию, но это все движется очень медленно. При этом против алкоголя и табака, хотя они признаны вредными, такого предубеждения нет.

– Какие страны наиболее прогрессивны в вопросе использования каннабиноидов в медицине?

– В Канаде и Германии страховые компании оплачивают расходы клиентам на каннабиноиды. Также прогрессивная политика в Израиле.



Добавить комментарий